Книжная миниатюра -5

by Рахман Файзулович

Театр, это условность. Даже всё самое реальное, на сцене превращается в элемент художественной условности.

Книжная миниатюра

в этом смысле, создавалась театральными художниками. В те времена художники не были сильны в реализме, правильную перспективу и светотень знали плохо , но они были хорошими декораторами-практиками. На них лежала ответственность по оформлению коронаций, балов и праздников. Они рисовали эскизы костюмов, оформляли книги миниатюрами, сочиняли орнаменты. Придворный художник был и предпринимателем, организатором производственных мастерских с учениками (в реальности, не ученики, а художники-исполнители). Мне нравится тот период, когда уже освоены приёмы реалистического изображения натуры, но ещё не забыты навыки декораторов. В результате получалось феерическое по красоте искусство.
И тут, в качестве примера, самой подходящей фигурой будет придворный художник Жан Фуке. Он не так известен, как Леонардо или Рафаэль, но и Баха и Вивальди в своё время так же изгнали из памяти, чтобы потом прославить.

«Фуке родился в г. Тур в долине Луары, который во второй половине XV в. стал резиденцией французских королей Карла VII и Людовика XI и одним из главных художественных центров Франции. Вероятно, в начале 1440-х гг. учился в Париже, а затем первым из французских художников отправился в Италию и познакомился с искусством итальянского Возрождения (1445—1447). После этого вернулся в Тур, женился и открыл свою мастерскую. Работал при дворах Карла VII (до 1461 г.) и Людовика XI. В 1474 г. получил титул «королевского живописца». Выполнял заказы самых знатных особ Франции. Меценатами и заказчиками Фуке были семьи королев, казначея Этьена Шевалье и канцлера Гийома Жювенеля Дезюрсена.» (какая-то энциклопедия)


ФУКЕ Жан (Fouquet, Jean)


Автопортрет

Гравировка золотом по меди, черная эмаль, диаметр 6,8 см.
Художественное ремесло; поступила в Лувр в 1861 г.


Не стану лукавить, Фуке, поначалу, понадобился мне для демонстрации ритма в композиции.

Нижняя работа в этом плане очень показательна. Но помимо ритма упомяну и другие
важные моменты.

 

Пространственная структура портрета.

Переднему и заднему плану тесно. Не знаю, как вы, а я воспринимаю фон и раму частями мелкого ящика для скульптурного горельефа. Легко представить себе раскрашенную куклу в коробке со шторками. Даже шрифт хорошо согласуется с нашим видением этого портрета, как подарочного варианта упаковки с куклой. А кукольный костюм с огромными плечами, делающими головку кукольной, представьте реальные плечи и руки тщедушного человечка за пышным одеянием, и образ коробки приобретет законченный вид. И еще одно замечание. Не случайно репродукция портрета всегда даётся с рамой. Попробуйте её обрезать, и вы поймёте, что композиционно, она очень прочно связана с живописью.

Симметрия

Рассматривая портрет, нельзя не упомянуть и о симметрии. Было бы совсем наивно разместить модель строго в фас, но и легкий разворот её в пространстве не мешает нам чувствовать симметрию композиции.

Симметрия подчёркнута и раздвинутыми шторками. В любой момент белая завеса может скрыть от нас лысую голову с отвислым носом и постным выражением лица (отсутствие на лице изящных черт уравновешено отсутствием глупости и пошлости, что делает человека даже интересным).

Забыл сказать, перед нами портрет Карла Седьмого

Около 1444-1451
86 x 72 см
Дерево
Париж. Лувр
Франция
Северное Возрождение.

За «отвислый нос и постное выражение» прошу прощения.

«В Портрете Карла VII (ок. 1445—1447, Париж, Лувр), в короновании которого в Реймсе принимала непосредственное участие Жанна д’Арк, поражают глубина и точность в передаче характера модели. Живописец создал образ человека, пережившего немало горестей и разочарований; чувственные губы сложены в гримасу, горькие складки возле рта, отеки под глазами придают лицу короля выражение усталости, уныния. Вялая линия подбородка, спрятанные в рукава руки выдают нерешительность характера. Карл VII действительно не был наделен сильной волей, но зато умел находить деловых и талантливых сподвижников, с их помощью он одерживал победы, проводил важные реформы.»
В. Стародубова.


 


Ритм

Тем, кто интересуется использованием ритма в композиции, даю простую подсказку.
Везде, где есть архитектура или орнамент, есть и ритм.
Просто, без ритма нет и орнамента и архитектуры (забудем про исключения).
Так как живопись редко обходится без этих объектов, то и в ней присутствует ритм.
Орнамент на головном уборе — ритм чередования углов.
Веерные складки на шторах и костюме, тоже ритм.
А почему нельзя назвать ритмом верхнюю и нижнюю «бегущие строки» шрифта?
Все найденные в портрете ритмы метрические, и несут в себе покой и порядок.



Надо заметить, белый цвет шторы, довольно смелое решение художника.
Не каждый способен на риск, отвлечь внимание зрителя от лица.
Теперь светлая голова и такие же треугольники ткани играют в одной команде.
Округлое пятно головы словно подвешено в магнитном поле боковых форм
(сильно прищурьтесь).


Цвет и тон

Мои предпочтения всегда отдавались сдержанной цветовой гамме и наличию ясных силуэтов. В этом смысле работа  Жана Фуке великолепна. Монолитный силуэт приглушенного красного, с лёгкими вкраплениями более насыщенного цвета, и головной убор, по светлоте сливается с оливковым фоном. Обратите внимание, будь костюм и фон чистых тонов, они были бы контрастны по цвету. Красный контрастен к зелёному. Не удивительно, что голова оказалась самой насыщенной по цвету, как самая значимая смысловая деталь. Она перекликается со сближенным по  тону низом костюма.  Верхняя красно-оранжевая узкая полоска цвета пикантно оттеняет менее насыщенный красный цвет костюма. Это уже как закон, — насыщенный цвет всегда дают малыми порциями.



Мадонной с младенцем

Правая створка диптиха. Около 1451,
Королевский музей изящных искусств,
Антверпен; «Снятие со креста», приходская церковь, Нуан.

Практически, это каменная скульптура, в деянии, с прикрытыми глазами.
Таковы и ангелы, только окрашенные в кровавый цвет.



Фуке ни кому не подражал, и ему подражателей нет. Он настолько современен, что не понятно, как он вообще возник в 15 веке! Сегодня, эта работа очень популярна, она тиражируется и продаётся. Фрагмент Мадонны мне встретился даже в статье о венерических болезнях. Показательный интерес современника к классике.


«Религиозный образ Мадонны с младенцем на троне изображает также и более земной сюжет. Распространено мнение, что Мадонна на самом деле — это портрет Аньес Сорель, возлюбленной французского короля Карла VII. Ее поклонником был также и некто Шевалье, первый покровитель Фуке. Эта картина была исполнена в год смерти Аньес, в память о которой она, возможно, и была заказана. Аньес Сорель (Agnes Sorel) (около 1422 — 9 февраля 1450), возлюбленная французского короля Карла VII, первая официальная любовница при дворе французских королей. Происходила, по-видимому, из небогатых дворян. Была фрейлиной при дворе Изабеллы Лотарингской, королевы Сицилии, жены короля Рене Анжуйского, на сестре которого, Марии Анжуйской, был женат Карл VII. Ее связь с королем началась в 1444 году. В 1445 родился ее первый ребенок, после чего Аньес близко сошлась с королевой Марией, став ее фрейлиной. Современники единодушно называли ее прекраснейшей из женщин (даже папа Пий II оставил восхищенный отзыв о ее внешности). При дворе Аньес Сорель ввела в моду облегающие платья, низкие декольте, обнажавшие одну грудь. В 1448, когда у нее уже было трое детей от короля, она удостоилась от своего возлюбленного титула «Прекрасной Дамы» (игра слов; на французском языке Dame de Beaute означает также владелицу замка Боте-сюр-Марн). Фаворитке короля Карла VII были подарены замки, земли; она получала огромные денежные доходы. Умерла она после родов четвертого ребенка. Во Франции широко распространены легенды, представляющие Аньес Сорель патриоткой, вместе с героиней Жанной д’Арк, способствовавшей освобождению страны от англичан. Авторы подобных легенд относят дату рождения Аньес Сорель к первому десятилетию 15 века, а поворот короля от светских удовольствий к воинским подвигам приписывают ее влиянию. Эти предания, в частности, отражены в поэме Вольтера «Орлеанская девственница». В середине 15 столетия, один из крупнейших французских живописцев того времени, Жан Фуке, известный своими миниатюрами, совершил путешествие в Италию, где он должен был видеть работы Пьеро делла Франчески и других ренессансных художников. Необходимо отметить, что острое внимание Жана Фуке к деталям восходит к северным художникам, таким как Ян ван Эйк. Это заметно в трактовке короны Мадонны, украшенной драгоценными камнями, и различных по фактуре одежд, меха и прозрачной вуали.»

Простите, не помню автора цитаты, а не дать её не мог. Много конкретных сведений о «модели».


 


Жан Фуке, как никто другой, имеет право завершить мои страницы о книжной миниатюре. Прекрасный декоратор, миниатюрист, живописец, одна из вершин Северного возрождения. Ему приписывают много работ, но большинству атрибуций я не верю. Много из его мастерской вышло оформленных книг и картин выполненных подмастерьями, а от самого мастера осталось совсем мало. Одно радует, его стали понимать, им стали интересоваться, его изучают художники, а не только искусствоведы.


Как хочется  растолковать молодым ученикам важность знания законов декоративного искусства для понимании станкового. Бывает, в совершенстве овладевают навыками реалистического искусства, но как начинают творить, смотреть не хочется. Всё правильно сделано, а красоты, гармонии, той самой, что присутствует в «неумелых» работах старых мастеров, почему-то нет.


Реклама